Фрэнк Херберт Дюна Фрэнк Герберт

Злопасный Брандашмыг Размышления о книге: Может быть, вы её читали, может быть, ещё прочитаете, поэтому пересказывать книгу нет смысла. Напомню лишь основную идею. Неким тайным орденом в течение тысячелетий выводился человек со сверхъестественным пророческим даром. И вот он уже в детстве видит подробные картины из своей будущей жизни. Но самое страшное в том, что он знает о неизбежности этих моментов. Он видит, что в недалёком будущем он станет правителем целой планеты, а позже — и всей Империи.

Размышления о книге: Ф.Херберт «Дюна»

Но дело в том, что реальная Вселенная всегда, пусть на один шаг, опережает логику. Ибо страх убивает разум. Страх есть малая смерть , влекущая за собой полное уничтожение.

Фрэнк Герберт Я не должна бояться, – начала она про себя литанию против страха Страх – есть малая смерть, влекущая за собой уничтожение.

Джессика услышала в его голосе страх. Этот страх был и в лице, дыхании, биении жилки на виске, Банкир боялся, панически боялся Кинеса!.. Все мы можем убедиться в их мужестве хотя бы по тому, что они здесь… сейчас… на Арракисе. Джессика видела, что Лето в восторге от этого разговора. Однако остальные гости — почти все — похоже, не разделяли этот восторг. Гости сидели так, словно были готовы сорваться с места — они опустили руки со стола, напряглись… Исключение составляли Беут, явно наслаждавшийся замешательством банкира, и Туек, который, казалось, ждал, как поведет себя Кинес.

Пауль взирал на Кинеса в восхищении. Улыбнувшись Джессике, он вернулся к еде, словно ничего не произошло. Контрабандист, отметила Джессика, тоже расслабился. Он выглядел как верный соратник, готовый броситься на помощь Кинесу. Между Кинесом и Туеком явно была некая связь. Лето поиграл вилкой, с любопытством посмотрел на Кинеса. Поведение эколога говорило об изменении его отношения к Дому Атрейдес.

Во время полета в Пустыню он был гораздо холоднее.

Страх — это маленькая смерть, влекущая за собой полное уничтожение. Я встречусь лицом к лицу со своим страхом. Я позволю ему пройти сквозь меня. И, когда он уйдет, я обращу свой внутренний взор на его путь. Там, где был страх, не будет ничего.

Герберт Фрэнк"Дюна" Страх — это маленькая смерть, влекущая за собой полное Всегда нравилась Литания против страха. Вот.

Страх — это маленькая смерть, влекущая за собой полное уничтожение. Я встречусь лицом к лицу со своим страхом. Я позволю ему пройти через меня и сквозь меня. И, когда он уйдет, я обращу свой внутренний взор на его путь. Там, где был страх, не будет ничего. В киноэкранизациях романа используется укороченная версия литании: Роль в романах Герберта Литания против страха — часть учения эзотерического ордена Бене Гессерит , один из серии базовых приемов для эффективного управления собственным разумом.

Она используется на протяжении всей серии романов, как во внутренних монологах героев, так и в диалогах, гармонично вплетаясь в философский узор вселенной Дюны. Бене Гессерит в евгенической части своей философии верит, что человек , который не способен управлять собственными инстинктами , является животным.

Фрэнк Херберт. Дюна цитаты и афоризмы

Истинное творение не зависит от своего создателя. Люди, которые обращаются с ними как с жидкостью, могут научиться ими управлять. Герберт интервью с В.

Читать онлайн «Дюна», Фрэнк Херберт на Bookmate — Фрэнк Герберт ( –) — всемирно известный Я встречаю мой страх лицом к лицу.

Но читать их интересно. Есть такое мнение моё, в частности , что во многом они и способствовали раскрутке И если бы не было этих книг, еще вопрос - вспомнил бы про Дюниверс сейчас"массовый" читатель А так - помнят; у них переиздания готовят, у нас вона даже перевод вменяемый сделали

Из книги ФРЕНК ГЕРБЕРТ «Дюна»

Чтобы продолжить, подтвердите, что вы не робот. Мы заметили странную активность с вашего компьютера. Возможно, мы ошиблись, и эта активность идёт не от вас.

Литания от страха Френк Герберт, «Дюна». «I must not fear. Fear is the mind- killer. Fear is the little-death that brings total obliteration. I will face my fear.

Дюна Начало есть время, когда следует позаботиться о том, чтобы все было отмерено и уравновешено. Это знает каждая сестра Бене Гессерит. И с особым вниманием отнеситесь к его месту в пространстве: Пусть не смутит вас то, что родился он на Каладане и первые пятнадцать лет своей жизни провел на этой планете: Над замком Каладан стояла теплая ночь, но из древних каменных стен, двадцать шесть поколений служивших роду Атрейдесов, как всегда перед сменой погоды, выступил тонкий, прохладный налет влаги.

Старуху впустили через боковую дверь, провели сводчатым коридором мимо комнаты Пауля, и она, заглянув в нее, увидела лежащего в постели юного наследника. В тусклом свете плавающей лампы, притушенной и висящей в силовом поле у самого пола, проснувшийся мальчик увидел в дверях грузную женщину — та стояла на шаг впереди его матери. Старуха походила на ведьму: У нее была одышка, а резкий, дребезжащий голос звучал как расстроенный балисет.

Мать Пауля ответила своим мягким контральто: Пауль, укрывшись в тени своего ложа, смотрел на нее сквозь прикрытые веки.

Фрэнк Герберт «Дюна»

Это знает любая из Дочерей Гессера. Не следует обманывать себя тем, что он родился на Каладане и первые пятнадцать лет своей жизни прожил на этой планете. Лишь Арракис, известный еще и под именем Дюна, навеки останется местом его в истории. Ночь была жаркой, и в древнем каменном пилоне замка Каладана, что служил семейству Атридесов домом уже двадцать шесть поколений, становилось душно, как всегда перед сменой погоды.

Старуху впустили в комнату мальчика через сводчатую боковую дверь и позволили поглядеть на спящего Пола.

Страх — это малая смерть, что ведет к полному забвению. . Второй - смог, но для чего Герберт придумал"золотой путь", мы уже не.

С самого начала надо определить свое место в жизни, чтобы не уподо- биться маятнику. Это известно каждой сестре Бене Гессерит. И Муаддибу, подданному падишаха Шаддама Четвертого. Особое внимание надо обратить на то, что он жил на планете Арраки. Пусть не введет вас в заблуждение, что родился он на Каладане и там провел первые пятнадцать лет своей жизни.

Настоящая его родина - Арраки, планета, более известная под названием Дюна. Обо всем, что вы здесь прочтете, поведала принцесса Ирулэн. За неделю до отъезда на Арраки, когда предотьездная суета достигла апогея, к матери Пола пришла старуха. Ночь в замке Каладан была жаркой, но груда камней, служившая домом уже двадцати шести поколениям семьи Атридесов, дышала той приятной прох- ладой, которую она всегда излучала к перемене погоды.

Старуха открыла боковую дверь, прошла под сводом коридора к комнате Пола и, заглянув в нее, стала рассматривать лежащего в постели мальчика. При затененном свете лампы, висящей под самым потолком, разбуженный мальчик различил маячившую у двери грузную женскую фигуру, за спиной ко- торой виднелась его мать. Старуха более всего походила на ведьму: Ее голос был хриплым и гнусавым.

Ваше преподо- бие, - ответила мать Пола своим мягким контральто.

Дюна text2speech - Страх и ненависть в Каладане